• Есть вопросы?

  • Звоните:

  • 8 (812) 454-46-51





Проверки и уголовные дела органов ФСБ

– Да уверяю же вас, Арина Прохоровна, что никто не подслушивает.
Окна высоки, да и кто тут поймёт что, если б и подслушивал.
– Мы и сами-то не понимаем, в чём дело, – проворчал чей-то голос.
Ф.М.Достоевский

Органы ФСБ РФ точно так же, как и другие правоохранительные органы, проводят доследственные проверки и возбуждают уголовные дела, в том числе в экономической сфере и сфере финансов. В структуре имеется специальное оперативное подразделение - Служба экономической безопасности.

О специфике органов ФСБ РФ

Конечно, деятельность ФСБ РФ крайне специфична, прикрыта плотной завесой секретности, но нам с вами здесь и не требуется анализировать контрразведывательную работу или оперативно-розыскные мероприятия по борьбе с терроризмом и незаконными вооруженными формированиями.

Я – адвокат, и мой профессиональный интерес распространяется сегодня лишь на одно направление деятельности ФСБ, а именно – борьбу с преступностью. 

Конечно, фундаментальное понимание особенностей работы органов безопасности весьма полезно в работе на этом направлении. Я хорошо знаком с этими особенностями: как правило, это глубокая и скрытая от посторонних глаз оперативная проверка и разработка; четкое следование плану следственных и оперативно-розыскных мероприятий, активное взаимодействие следователя с оперативным подразделением; полное, всестороннее (я бы даже сказал – занудное) расследование с выгребанием на свет и просеиванием мельчайших деталей, имеющих хотя бы малейшее отношение к уголовному делу. И доклады наверх, иногда – на «самый-самый».

ФСБ в борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией

Актуальная на сегодня для ФСБ тема – борьба с коррупцией. Органы государственной безопасности всегда считались наименее коррумпированными силовыми органами государства, а следовательно – наиболее пригодными для такой борьбы. Конечно, со времен КГБ СССР многое изменилось – пришел всепроникающий рынок. Но даже в этих условиях ФСБ старается держать марку.

Не буду ручаться за оперативные подразделения, работающие по линии экономической безопасности, но о взятке следователю ФСБ даже не стоит заикаться. Если ведется проверка ФСБ, знайте, что, в отличие от некоторых иных органов, деньги за ее прекращение у вас точно никто не потребует. И даже не думайте предлагать деньги сами, иначе вас ждет тюрьма и сума, и никакие связи в ФСБ при этом не помогут. Цена ошибки может быть очень высока.

Правда и то, что, если ваш бизнес интересен, случиться с ним может всякое: в экономических подразделениях ФСБ больше, чем где-либо, хватких, творчески мыслящих ребят с авантюрной жилкой, иногда работающих на грани фола. Бывает, что эту грань переступают. Всякое бывает – люди есть люди.

Тем не менее, по самым острым вопросам криминального характера люди за правдой и справедливостью предпочитают обращаться именно в ФСБ РФ. Вот и адвокаты журналиста Олега Кашина, избитого по заказу до полусмерти металлическим прутом в ночь на 6 ноября 2010 года, обратились в Генеральную прокуратуру с ходатайством о передаче уголовного дела из СКР в ФСБ РФ. Обратились, потому что у них есть основания не доверять следователям СКР.

ФСБ и адвокат по уголовным делам

Как бы там ни было, очевидно, что адвокату по уголовным делам в Санкт-Петербурге со следователем органов ФСБ, расследующим уголовное дело, надо взаимодействовать. Заметьте: я не сказал - сотрудничать, но именно – взаимодействовать, что более точно отражает суть проблемы. Взаимодействовать необходимо исключительно в интересах клиента, подзащитного – для того, чтобы в деле появились смягчающие или даже оправдывающие его обстоятельства, для того, чтобы возникли шансы на изменение меры пресечения, а, может, даже – на прекращение уголовного дела.

И, конечно же, надо соблюдать осмотрительность: в истории был случай, когда известный адвокат вынужден был эмигрировать только из-за того, что не сдержал эмоций в отношении оперативных мероприятий ФСБ. В результате – адвокат в бегах, а клиент – без защиты.

В любом случае адвокату не стоит ни тащиться у следствия на поводу, ни вставать перед органами ФСБ во враждебную позу. Обе этих крайности ни к чему хорошему не приведут.